Адэлия
Она плавает в формалине, двигаясь постенпенно. В мутном, белом тумане. У меня её лицо, её имя. Никто не заметил подмены. Ключи проверяю в кармане.
Я люблю свой Ветер. Он дарит мне свободу и с ним мы будем делать всё, что только будет возможно. Не я слушаю Его, а только он делает то, что я хочу. Раньше я думала, что с Ним расстанемся, когда я вырасту. Теперь я знаю, что однажды я сама отдам Его кому-то. Будет ли этот человек моим ребёнком или нет, я не знаю. Просто однажды я пойму, что Он ему или ей нужнее, чем мне. Даже сейчас, сидя за компьютером, мне захотелось обернуться и попробовать себя. Я смогла, ветра за моим окном не стало. Это не волшебство и его, конечно, нельзя использовать не во благо, не во вред. Его можно только чувствовать, с ним можно только жить. И радоваться этой жизни. Настолько, насколько я умею это делать!



-А почему ты слепой? - ты сидишь и смотришь на меня в упор.
-Я не знаю, я такой родился. Мои отец и мать родственники, - я говорю это и стараюсь, чтобы мой голос звучал как можно небрежнее. Хотя для того времени это слишком много значит. И я слышу, как ты встаёшь и чувствую, как недоуменно смотришь.
-Как? Почему они в браке? Как такое могло быть?
-Церковь была не против, но в нашей семье решили, что это будет тайна. Об этом никто и никогда не говорил открыто. Моя бабка отказалась от своей дочери в пользу другой женщины. И поэтому когда Вероника Аматерасу выходила замуж, ей пришлось сменить фамилию и родню на пару месяцев. А если быть честным, то отец моего отца даже был рад этому браку - все наши финансы остались в семье, - теперь нет другого выхода как рассказать всю правду, а ты сама решай, что делать дальше. Мне так больно в груди, я так боюсь, что ты испугаешься и уйдёшь, уйдёшь навсегда и я никогда тебя больше не увижу.
Ты встаёшь передо мной на колени и кладёшь на них голову:
-Поэтому ты так страдаешь, да? Это всё из-за твоих родителей, поэтому тебя не хочет принимать Бог. Зря они это сделали, очень зря. Хотя, если бы они не полюбили друг друга, то не было бы тебя, а из-за этого я была бы очень-очень несчастной. - Ты улыбалась, а мне снова становилось легко и хорошо. Значит, тебе это не так важно, значит, можно больше этого не бояться.
Стук в дверь и, не дожидаясь ответа, её распахивает Вальтер.
-Валентин, думаю, вы уже закончили. А я больше не могу быть один. Катрина ушла, - он берёт стул и садиться перед нами.
-Она ушла, или ты её выставил, сказав, чтоб больше не появлялась? Я всё слышал! - мне смешно - брат никогда не изменится.
-Это не важно, она надоедливая! Зачем ей за меня замуж?! Не хочу я такую жену, никакую не хочу! Ты старший. от тебя все ждут наследника, а я зачем? мои дети никогда никого интересовать не будут! Братик, постарайся! Пускай у тебя родится красивый сын! Не важно от кого, даже если его тебе Марго родит, папа всё равно его полюбит! - Вальтер забавлялся. Ты залилась краской и опустила глаза.
-Тише, у нас не будет детей, ну! У Риты есть жених, меня ждёт невеста..
-Не ждёт она тебя пока, пока она только в куклы играет и мечтает о новых бантах, мы с отцом ездили к ней недавно. Я совсем не понимаю: зачем ему нужно вырастить тебе англичанку из китаянки? Она могла спокойно жить себе с родителями в Империи, мать вырастила бы тебе идеальную жену! Нет, отец зачем-то держит её тут с гувернанткой! Хотя постоянно твердит, что ты увезёшь её в Империи и она никогда больше не увидит Лондона! Зачем всё это?
-Видно, именно женщина с английскими манерами с может быть с твоим братом, вот и всё, - ты говоришь тихо и спокойно. Тебе не очень нравится Вальтер, но что делать, он - часть меня.
-Моему брату подойдут все, кроме Адэлии Минато. Она постоянно кричит. Если бы я мог оглохнуть дважды, я бы давно это сделал. Хотя у неё есть преимущества перед другими: её всегда можно развлечь тряпками. И она обо всём забудет. И не будет мешать брату для всё, что он захочет. Я же хочу только одного, пускай эта дура родит тебе сына...тогда всё будет очень хорошо...
Вальтер положил голову на спинку стула и замолчал. Ты поднялась и села ко мне на колени. Ты ненавидела мою будущую жену, и не хотела о ней ничего слушать. Я же твоему жениху только завидовал. Он мог владеть тобой до конца своих дней, но одного он сделать не мог, не мог отобрать у меня вечность. (Он так и не смог этого сделать)))