Адэлия
Она плавает в формалине, двигаясь постенпенно. В мутном, белом тумане. У меня её лицо, её имя. Никто не заметил подмены. Ключи проверяю в кармане.
Шторы опущены - они совсем не пропускают свет. Мне нездоровиться уже несколько дней, поэтому я не хочу, чтобы было светло. Конечно, я не вижу света, но я его чувствую и это меня раздражает. В такие дни меня раздражает всё и единственный, кто может ко мне прикасаться, это Вальтер. И то, если он есть поблизости. Сейчас именно тот случай. Мне очень неприятно и боль в сердце мешает мне сидеть, но лежать я просто устал.
-Ты решил - едешь завтра? - Вальтер стоял за креслом и гладил меня по голове.
-Думаю, да. Этот приём для нас важен - у отца на него ставки. Нужно ехать. Ты ведь будешь со мной? Иначе я умру там всеми брошенный, - мне становится весело. Врач обещал, что завтра мне станет лучше, поэтому есть повод для веселья.
-Я буду с тобой. естественно. Ты отравишь всех людей вокруг - они же захотят тебе помочь. А ты терпеть этого не можешь, только Аматео обязан тебя жалеть, любить, ухаживать. Остальным надо тебя боятся, - ты продолжаешь гладить. Это мне всегда нравилось: усыпляет и успокаивает.
-Нет, найди мне человека с тёплыми руками и я его полюблю. Мужчина, женщина - неважно. Главное, тёплые руки!
-Странный ты, тебе даже красота не важна. Я так не могу. Взамен дай мне красивую и молчаливую. А лучше вовсе немую. Я буду крайне рад этому, - стук в дверь прервал тебя. Я слышал, что идёт "личная" служанка отца, но не стал тебе говорить. Ты её ненавидел.
-Чего надо? Зачем припёрлась?
-Я..я...мне...г-господин Валентин, к вам скоро придёт доктор! - выпалила она на одном дыхании и улетела. Странная Англия, странные англичане.
Ты нехотя перестаёшь и идёшь за повязкой - надо спрятать глаза, чтобы не отвлекать доктора. Аккуратно завязываешь, потом помогаешь мне снова дойти до постели. Сам ты ненавидишь докторов, поэтому не можешь остаться. Уходя, ты говоришь:
-Запомни, если он снова сделает тебе больно - только подумай и больно будет уже ему, - затем ты притворяешь тихонько дверь и уходишь. Из-за угроз отца о моём убийстве ты очень боялся подпускать ко мне врачей. Позже их будешь выбирать мне только ты.