Адэлия
Она плавает в формалине, двигаясь постенпенно. В мутном, белом тумане. У меня её лицо, её имя. Никто не заметил подмены. Ключи проверяю в кармане.
За окном стена серого дождя. Он плачет, стонет, он не хочет погибать никем незамеченный. Ему нужно, чтобы на него смотрели, следили за частыми тонкими струями и думали. Думали о том, что он нарушил их планы, что он ломает им жизнь, что он прекрасен - да и мало ли что ещё можно думать о нём? Ужасно много странных вещей! Например, дети думают о том, откуда он взялся, взрослые - зачем он идёт именно сейчас, старики - просто думают о том, что пошёл и всё. Ведь им некуда больше спешить - они уже пришли туда, куда их привела судьба. Только тем надо спешить, у кого ещё никого нет. Или ничего нет. Только им нужно от жизни чего-то большего, кого-то нужного, а не то, что они имеют сейчас. А дождь...он спешит жить, потому что даже дождь не знает, когда ему суждено кончится.

Парень тушит окурок в пепельнице и вытягивает ноги перед собой. Взгляд на несколько минут застывает где-то на собственных коленях, но затем юноша быстро отводит его и снова смотрит в окно.

Дождь. Серый дождь. Твоя серость не кажется ужасной или противной. Она такая, какая должна быть. Она не вызывает отвращения и не заставляет тебя ненавидеть. Серый дождь, ведь ты не уйдёшь сегодня, да? Ведь сегодня ты так нужен, как никогда не был нужен раньше.

Сейчас ты сочувствуешь и утешаешь, а когда-то, раньше, стремился раздражать. Когда-то, когда нужно было спешить к ней, к ней одной, такой желанной и одинокой, которая неприменно ждёт его там, на той стороне дождя. И она, наверное, плачет. Плачет под этот дождь, злиться на него. Ведь именно он сейчас виноват, что они не могут быть вместе. Нет, она точно плачет, и некому её утешить, потому что этот ненавистный серый дождь не хочет переставать. Он явно намерен сделать всё, чтобы она сегодня плакала как можно дольше! А он...а он никак не может этому помешать!

Так он, должно быть, думал тогда, да? Ведь ему хотелось думать, что она - другая, особенная, светлая. Не хотелось слушать, что говорят другие. Хотелось верить только в то, что знаешь сам. А потом? Что случилось потом? Да ничего такого и не случилось. Просто однажды она решила, что он мешает ей жить. И она убрала его из своей жизни. Одним нажатием кнопки на мобильном телефоне. Оказалось, что она никогда и не плакала, когда шёл дождь, никогда никого не ждала и не просила приходить. Что он сам пришёл и начал мешать ей жить. А ей просто нравилось играть в его игры, но теперь она устала.

Дождь, это ведь неправда? Ведь её "люблю" всё-таки что-то, но значили? Но дождь молчит. Он не знает как всё начиналось, как это случилось, он видит только конец. В этом конце он курит и смотрит на дождь в упор, будто всё ещё пытается разглядеть там, на другой стороне дождя её. Её ту самую, плачущую.

Сам он, конечно, не плачет. Ведь он читал книги, смотрел фильмы, слышал от друзей. Он знает, как это обычно происходит. И всё-таки кто-то внутри, в сердце, всё-таки дёрнула за ниточку "вера" и больно-больно потянул её вниз. Парень опустил голову на грудь и закусил губу. Слишком сильно, с неё потекла кровь. В этот самый момент ниточка стала чуть тоньше. В следующий раз он будет намного пристальней смотреть на того, кто перед ним. Потому что его "вера" теперь подорвана.

Сколько он так сидит, он не знает. Но дождь начинает медленно уходить из этого города, чтобы прийти в какой-нибудь другой. Парень поднимает голову, смотрит в окно, понимает, что слишком надолго задумался. Спрыгивает с подоконника и идёт спать. Завтра он снова станет тем, кому нужно чего-то большего, кого-то нужно. И больше не станет так долго смотреть на дождь? Зачем? Ведь он снова найдёт ту, самую настоящую, которая будет ждать его там, на той стороне дождя.